Станислав Васильевич Пестов

Биография

Пестов Станислав Васильевич (р. 1940 г.). Ученый-физик, журналист, писатель. Родился в Воронеже. Получил гуманитарное и техническое образование, окончив Московский государственный университет и Физико-технический институт. Преподавал физику, математику, электротехнику; был заместителем декана, руководителем лаборатории физико-технического факультета Московского института электронной техники. Работал членом редколлегии журнала «Крокодил», затем редактором, заместителем главного редактора, генеральным директором издательства «Аргументы и факты».

Пестов — автор книги «Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней» (СПб., 1995). В предисловии к книге полковник КГБ П. Волочков, в частности, пишет:

«Мне кажется, что автор и тема искали друг друга... О создании атомного оружия в нашей стране — объективно и достаточно полно — Станислав Пестов, первый из советских журналистов, рассказал в газетных публикациях в конце 80-х годов. <...> Хочу сказать, что автор точно передал дух и обстоятельства времен „холодной войны". Запад откровенно боялся, что, упоенный успехом победы, Сталин двинет бронированные орды на Европу, и тогда американцы, не колеблясь, применили бы атомную бомбу. Русские же не без основания опасались, что ядерные монополисты могут либо пустить бомбу в ход, либо поставить перед СССР жестокий ультиматум. Поэтому перед разведкой ставили нелегкие задачи, поэтому ей отводилась тогда важнейшая роль в борьбе за обладание ядерным оружием. В советских публикациях эта роль полностью отрицалась (до появления первых статей С. Пестова), потом ее нехотя признали...

Успехи и заслуги разведчиков имели не самодовлеющее значение, а помогли ученым в кратчайшие сроки создать собственное ядерное оружие, сэкономить громадные средства и время. К этой же мысли приводит читателя и автор, хотя прямо об этом не говорит».

Пестов поясняет: «В тех немногочисленных публикациях, где как-то скороговоркой, невнятно излагалась лжеистория создания советской атомной бомбы, пелась сплошная аллилуйщина нашей науке, великому трудовому народу, который напрягся, изловчился и по велению партии в невиданно короткие сроки создал надежный ядерный щит. Не было при этом ни подлости, ни дурости, ни доносов, ни арестов — все было благостно, чинно, трудности возникали только в раскрытии тайн природы. Но с помощью марксистской науки, обогатившей ученых исключительно ценной мыслью о том, что "электрон так же неисчерпаем, как и атом" и тайны отступили. Вот так в лучшем случае излагалась "атомная" история.

После появления более или менее полного описания подлинных событий в "Аргументах и фактах" (1989. № 41, 42) в редакцию пошли письма, тысячи писем очевидцев и свидетелей. Несмотря на запреты и подписки о неразглашении, люди писали об ужасах „атомного Гулага", о потерянных на этих засекреченных объектах здоровье и жизнях, о тысячах искалеченных судеб. Эти письма, а также встречи и беседы с разведчиками, учеными, конструкторами, производственниками и военными легли в основу книги. Автору удалось застать в живых и побеседовать с учеными, разведчиками, многими другими героями книги...

Некоторые ученые мужи возмутились. Как это, вопрошали они автора, мы денно и нощно напрягались, подвергали риску здоровье и жизнь, а вы на разведку киваете, она-де все готовенькое предоставила — чертежи, технологию, формулы. За что же нас трижды Героями назначили, дачи и автомашины дарили? Экс-президент АН СССР Александров, 1) отвечая на прямой вопрос в "Известиях" — была ли помощь от разведки? — даже поморщился: "Было, кажется, что-то. Но это не имело никакого значения".

Однако тут уж возмутились разведчики. Они в гораздо большей степени рисковали жизнью, их агентов сажали в тюрьму и на электрический стул, а тут на тебе — „не имело никакого значения". И, несмотря на суперсекретность атомной тематики, стала появляться на Божий свет информация о том, что Курчатов не только читал донесения разведки, но и ставил перед ней задачи — выяснить то-то и то-то, предоставить такие-то данные» (Пестов С. Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней. СПб., 1995. С. 9-11, 405-406).

В январе 1988 г. по телевидению в связи с 85-летием со дня рождения И.В. Курчатова передавалась беседа с видными советскими учеными-атомщиками. На ней было сказано, что первая советская бомба была создана в более короткие сроки, чем американская, — за три года.

У телезрителей, естественно, возникли вопросы, и среди них главный: Соединенные Штаты вместе с Англией и Канадой, используя выдающихся ученых Европы, не испытав ужасов войны на своей территории, имея огромный научно-технический потенциал, создали атомную бомбу за четыре года, затратив на это пять миллиардов долларов. Советский Союз же, понеся огромные людские и материальные потери, построил свою атомную бомбу за три года! Как это произошло?..

И только в 1992 г. академик Ю.Б. Харитон (один из ближайших помощников И.В. Курчатова) впервые публично ответил на этот вопрос, заявив, что «первый советский атомный заряд был изготовлен по американскому образцу, с помощью подробных сведений, полученных от Клауса Фукса» 2) (Известия. 1992. 8 дек.)... Информация, передаваемая К. Фуксом, была просто бесценной для советского государства, так как в ней наши ученые находили нужные им теоретические и научно-практические сведения. Харитон резюмировал: «За обширную информацию, которую передавал для советских физиков К. Фукс, весь советский народ должен быть ему глубоко благодарен».

«После успешного испытания первой советской атомной бомбы большой группе советских ученых, специалистов, в том числе сотрудникам разведки, были вручены высокие советские награды. И лишь К. Фукс, который восемь лет оказывал помощь советской науке в создании ядерного оружия, не получил ничего. Ничего, кроме четырнадцати лет тюремного заключения» (Феклисов А. За океаном и на острове. М., 1994. С. 174-176).

Малоизвестные факты об атомном шпионаже приведены в очерке Б. Дьякова «Операция „Эпсилон", или Конец немецкого уранового проекта». Там же указано, что советская разведка занималась этими проблемами по запросу Курчатова (Звезда. 1997. №5. С. 138-153). Неоценимый вклад в решение «атомной проблемы» в СССР внесли разведчики А.А. Яцков, С.М. Семенов, Л.Р. Квасников, А.С. Феклисов, В.Б. Барковский (Гоголь В. Бомба для Сталина. М., 1993. С. 86-107; Чиков В. Нелегалы. Досье КГБ № 13676. М., 1997). Добавим также, что в обвинительном акте советскому резиденту в США Р. Абелю 4) вменялся в вину «заговор с целью передачи СССР атомной и военной информации» (Донован Д. Незнакомцы на мосту. М., 1992. С. 18).

Новые данные о размахе атомного шпионажа стали известны в 1999 г. в связи с публикацией в Англии в книге «Щит и меч» сверхсекретных материалов из архива КГБ, переданных полковником госбезопасности В. Митрохиным, бежавшим на Запад в 1992 г.

http://www.hrono.ru/biograf/bio_p/pestov.html



Показывать:
Вне серий
X